PDA

Просмотр полной версии : Парагвай - в современном творчестве соотечественников


unamarmota
30.03.2011, 09:51
Друг прислал ссылку на клип под названием "Парагвай" украинского современного ансамбля "Перкалаба" (широко известного в узких кругах).
Смотрите сами: http://video.google.com/videoplay?docid=1499914625336370702&hl=uk#
Слов - нет (у меня) - одни выражения.
Даже не рискну спросить парагвайцев об их мнении.
Я бы, на их месте, точно не хотел, чтобы ко мне в страну приезжали какие-то иностранцы, которые так понимают слово Парагвай - ну их к лешему - у нас тихо.

capmir
25.04.2011, 11:41
Москва - Парагвай или "Леночка, яйца тебе помогли!!!"

По моему в советском кино, да и в российском тоже, про Парагвай никаких упоминаний не было. Оказалось, что это не так...
С непонятным для себя удовольствием посмотрел вчера по телику музыкальную комедию "Веселые ребята" (с Л.Утесовым, Л.Орловой). Не умирающая, по настоящему веселая и актуальная комедия. Знают ли про нее добрые парагвайцы???
И в середине фильма слегка прибалдел.... у кого (а возможно и у режиссера Александрова) в те далекие годы (1934) хватило ума якобы пригласить великого парагвайского дирижера, виртуоза по фамилии Фраскини выступить в московском мюзик-холле???? Причем удивила световая реклама на крыше здания "Москва-Парагвай" и читаемая афишка на стене "Виртуоз, оригинал, проездом через Москву, 1 концерт".
По ходу фильма этот дирижер из Парагвая провалился под сцену и вместо него оркестром дирижировал Костя Потехин (Л. Утесов). Из под сцены Фраскини выбрался, а потом весь в пыли ругался и лепетал не по русски. Я прислушался, - язык был явно итальянским.
А про Леночку.... в этом фильме много крылатых фраз: мы репитипитировали..., любовь нечаянно нагрянет, тюх-тюх, разгорелся наш утюг...
Вот и вопрос, помогли ли безголосой Леночке яйца и откуда в Москве 1934 года парагвайский дирижер???

unamarmota
25.04.2011, 14:40
По моему в советском кино, да и в российском тоже, про Парагвай никаких упоминаний не было. Оказалось, что это не так...
С непонятным для себя удовольствием посмотрел вчера по телику музыкальную комедию "Веселые ребята" (с Л.Утесовым, Л.Орловой).
...
А про Леночку.... в этом фильме много крылатых фраз: мы репитипитировали..., любовь нечаянно нагрянет, тюх-тюх, разгорелся наш утюг...
Вот и вопрос, помогли ли безголосой Леночке яйца и откуда в Москве 1934 года парагвайский дирижер???
Эк, вы, батенька capmir, глубоко копнули! Сильно, сильно - ничего не скажешь!
Да меня бы пытали - не сказал, что в "Веселых ребятах" есть что о Парагвае... Хотя помню все эти крылатые: "Комар, комар, - а Лена уехала!"...
Связь же тогдашней Москвы с Парагваем следует на мой взгляд искать только в политике. Нужно бы вспомнить, чего такого недружественного могло руководство Парагвая допустить (с точки зрения властей СССРовских), что удостоилось "подсмеивания" в сюжете Александрова. Тогда ведь все не просто так было. Никто не снимал кино о голоде в украинских деревнях и заградотрядах, не снимали и кино о системе ГУЛАГа - нет таких ни малейших упоминаний ни в каких официальных картинках. По кино, как и по словам вождя: жить становилось лучше и веселее с каждым днем.
А помните, как фильмы с известнейшим уже в СССР Челентано вдруг исчезли из проката? Оказывается актер допустил на каком-то кинофоруме нелестное замечание о режиме в СССР.
Если посмотреть русскоязычный краткий вариант истории Парагвая в 20 веке здесь: http://www.hrono.ru/land/1900para.html то видно, что разозлить СССР могли назначение генерала И. Беляева начальником Генштаба парагвайской армии (война с Боливией), успехи русских офицеров в этой войне и явная популярность Парагвая в среде белой русской эмиграции в Европе - открытие в Париже колонизационного центра по эмиграции в Парагвай и идеи построения "новой России" на этих землях.
Не могло и не должно было быть мнения в тогдашнем "русском мире", что где-то русскому может быть лучше, чем в СССР.
Может отсюда и клоунада с парагвайским виртуозом-дирижером?

Вот вы, уважаемый capmir, пласт подняли!..
А "знаменитого парагвайского дирижера" дирижера сыграл Арнольд Григорьевич Арнольд (Барский), который был родом из Киева и там же начал свою актерскую карьеру в театре Соловцова...
А театр Соловцова... Впрочем, это уже другая история и к Парагваю дела не имеет. :D

unamarmota
25.04.2011, 15:10
Говорят, что в фильме "Стучись в любую дверь" 1958 года отрицательный герой в исполнении М. Ульянова поет "А наше счастье где-то в Парагвае"
:bananen_smilies105:

Andres
25.04.2011, 15:25
И фильм,насколько я понял,-ровестник Чакской войны.Вот и "навеял" некоторые,с позволения сказать, аналогии...Честно говоря,даже сюжет не помню,так как смотрел в глубоком,почти сопливом детстве.А дирижер что ж итальянских кровей был,коли по-итальянски говорил?Извините,а почему не на кастельяно,накрайняк,на гуарани?Какой же,простите,он после этого "парагваец"?Нет не нюхали авторы сюжета пороха,не горели в танке в пустыне Гран-Чако...Вот фуфло и тусанули в виде "парагвайского" дирижера.А что?Сделай они его "немцем" или,скажем,тем же "итальянцем",было бы слишком тривиально.А вот "парагвайцем"-это уже интрига,и,типа,искрометный юмор...Какой,типа,в забытом богом Парагвае может быть дирижер?

Andres
25.04.2011, 15:33
Говорят, что в фильме "Стучись в любую дверь" 1958 года отрицательный герой в исполнении М. Ульянова поет "А наше счастье где-то в Парагвае"
:bananen_smilies105:
Почему нет?Счастье-это птица,но с красно-белым отливом,а не с синим как утверждают некоторые "недалекие" товарищи.:0DD990EE3AE443BC84E

unamarmota
25.04.2011, 15:35
Почитайте, пожалуйста, статью Вадима Скуратовского - хорошего человека и институтского преподавателя моего сына о Парагвае в сознании совграждан:

СССР В ПАРАГВАЕ-XIX
Вадим Скуратовский

В середине теперь уже прошлого века в советской молодежной среде — в ее неофициальном обиходе — появилось что-то вроде экзотического фольклора. Экзотическая песенка о том, как в нашу гавань заходили корабли, как вернулся Билль из Северной Канады, о ночном Кейптауне. И прочая.

Среди этих песенок помнится такая: «Наше счастье где-то в Парагвае — прячется в банановых лесах». Знал бы сочинивший эти строки, как точно угадал он само происхождение и устройство нашего тогдашнего советского счастья.

...В начале 1820-х годов в декабристской публицистике — и вообще в тогдашнем неофициальном обиходе — замелькал экзотический сюжет о некоей счастливой стране в Южной Америке. На континенте, только что отложившемся от деспотической испанской монархии.

Парагвай. Страна, в которой-де нет гнета человека человеком. В которой решительно все общее. Которой правит некий просвещеннейший вождь, верный ученик великих просветителей XVIII века, продолжатель великого их дела...

Словом, на горизонте истории появилась страна-образец, страна-маяк для всего остального человечества.

Правда, даже в тех восторженных рассказах говорилось, хотя и вскользь, что Парагвай, — наверное, исключительно вынужденно, — совершенно отложился от окружающего, столь несправедливого мира. Отложился так, что въехать в страну никак невозможно. Как, впрочем, и покинуть ее. Так как страна ощетинилась зоркими пограничными заставами — в горах, в лесах, даже у непроходимых тропических болот. Иностранцы, случаем туда попавшие, оттуда уже не возвращаются. И известий от них никаких.

Но это, впрочем, не мешает быть стране счастливой и справедливой...

Спустя полстолетия после тех восторженных рассказов европейские газеты, уже в некотором ужасе, писали о совсем другом Парагвае. О разразившемся там гигантском политическом и военном кризисе, превратившем Парагвай едва ли не в пустыню. От миллиона с чем-то жителей после той катастрофы осталось в живых двадцать восемь тысяч мужчин (старше пятнадцати лет) и то ли сто, то ли двести тысяч женщин...

О счастливом Парагвае, понятно, больше никто уже не говорил. Вместо этого Европа увлеклась разоблачением упомянутого просвещеннейшего вождя, доктора Хосе-Гаспара-Томаса-Родригеса да Франсиа. Так ведь было что разоблачать в его правлении. Собственно, в двадцатипятилетней его абсолютной диктатуре, к исходу которой доктор Франсиа дошел до того, что запретил заключать браки без его разрешения.

Оказалось, что верный ученик и продолжатель великих мыслителей XVIII века почерпнул у того века совсем другое. То, что этих мыслителей ужасало.

...Итак, Парагвай. Страна, о которой в старинных учебниках географии говорится, что ее почва удивительно плодородна. А растительность — «неподражаемо роскошна».

Парагвай издревле был заселен индейцами гуарани, чей красивый и звучный язык так восхищал романиста Гарсию Маркеса. Испанцы же здесь появились где-то через несколько десятилетий после открытия Колумба.

Но испанцы испанцам рознь. Конкистадоры, не нашедшие здесь золота, устремившись в его поисках дальше, не захотели колонизировать Парагвай всерьез. Этим занялись пиренейские иезуиты. И занялись очень серьезно... В направлении, беспримерном во всей мировой истории. Видавшей виды, но такого еще никогда не видавшей.

Отцы-иезуиты, воспользовавшись сугубо общинным строем индейцев гуарани и всеми неимоверными эффектами своей неумолимой педагогики, на протяжении полутора столетий создают там свое собственное государство, в котором все индейцы были превращены в исполнительнейших роботов. В крестьян и ремесленников, весь неистовый парагвайский световой день трудившихся в гигантских «коллективных хозяйствах» под надзором отцов-иезуитов и их беспощадных помощников-«кациков» (низовая администрация из самих же индейцев).

...Более полутора веков того сверхгосударства с его свирепейшей дисциплиной. С правителями, накапливающими несметные богатства. И куда более скромными «распределителями» — магазинами, из которых гуарани получали некоторое количество продуктов, потребных для продолжения жизни. Некоторое. Не более.

...Во второй половине XVIII века европейские колониальные монархии, завидуя фантастическим доходам отцов-иезуитов, уничтожили их государство, впрочем, с немалым военным трудом: роботы из коллективных хозяйств, превращенные в солдат, десятилетиями и самоотверженно защищали то государство.

Потом испанцы ушли из Парагвая, как и из всей остальной Южной Америки. И, как и повсюду, в Парагвае к власти пришли профессиональные революционеры. «Освободители», как их называли. Среди них — помянутый доктор Франсиа. Самый верный выученик упомянутых мыслителей.

Итак, зерно упало на плодородную почву. После недолгой, но жестокой внутрипартийной борьбы, Франсиа становится сначала «первым консулом» новообразованной республики, затем полномочным правителем на трехлетний срок. И, наконец, пожизненным правителем. С самыми неограниченными полномочиями.

Вот так, отодвинув в сторону розовые утопии вдохновивших его мыслителей, доктор Франсиа занялся самым конкретным обустройством своей власти. Парагвай был превращен в образцовое полицейское государство. В котором решительно все принадлежало «народу». То есть государству, то есть его «верховному правителю». Народ же оставался абсолютно закрепощенным в «коллективных хозяйствах».

Превосходно организованная армия. Еще более организованная полиция. Особенно тайная. Мгновенное исчезновение в ее подвалах носителей любого недовольства, даже любого неосторожного слова.

Загадочный, страшный мир в тамошних непроходимых лесах, вблизи болотных топей — тюрьмы под открытым небом, без крыш, но окруженные колючими растениями.

Верховный правитель внимательнейше следит за всем, что происходит в стране, осчастливленной его правлением. Он непосредственно руководит всеми хозяйственными, торговыми и другими процессами, вплоть до заключения браков. Браки, заключенные без его разрешения, объявляются недействительными. Свою единственную соперницу, католическую церковь, он преследует беспощадно. Ее земли и вообще имущество конфискуются и становятся «государственными», а ее священники исчезают в подвалах всеприсутствующей тайной полиции.

Официальной же идеологией объявляются упомянутая «передовая философия». Точнее, самая элементарная выжимка из нее, соответствующие цитаты.

...Правитель из своего дворца выходит только с сильной охраной. Редкие прохожие, ему встречающиеся, обязаны не держать руки в карманах. Впрочем, это не всегда их спасает. Смертные приговоры подписываются сотнями и даже тысячами. Могущество правителя началось, среди прочего, с многочисленных политических процессов, в которых бывшие соратники правителя обвиняются — а то и сами себя обвиняют — в самых невероятных преступлениях и замыслах. Агенты всех сопредельных и несопредельных стран.

Иностранные товары фактически запрещены к ввозу. Страна должна довольствоваться тем, что производится в ней! Пограничная стража крепко закупоривает ее — от любого ввоза и вывоза. Включая информационного...

Никто в мире не знает, что же происходит в Парагвае. Но загадочным образом возникает упомянутая газетно-журнальная легенда — о мудром его правителе. О благоденствии вверенного ему народа.

Ровно двадцать пять лет того режима, той легенды.

К концу своего правления доктор Франсиа, боясь покушений, уже ночует каждый раз в новом помещении. Боясь врачей-отравителей, занимается исключительно самолечением — и вследствие того умирает, передав власть племяннику Лопесу и его сыну, которые пытаются продолжить его политику и соответственно посылают в разъяренные той политикой окрестные страны свои беспощадные «ограниченные контингенты». Вследствие чего начинается свирепейшая, почти десятилетняя война, в которой героически, но гибнет все правительственное войско. А с ним и полиция. Явная и тайная. И вообще вся администрация. И, наконец, почти весь облагодетельствованный диктатурой парагвайский народ.

В конце XIX века там пришлось начинать все с начала. А тот фантасмагорический эксперимент окончательно превратился в фантом. Скитавшийся в мировой памяти.

Пока снова не воплотился в историю. Переместившись из тропиков на Север.

unamarmota
25.04.2011, 15:59
ОЛЕГ МЕДВЕДЕВ
Про непопсовую страну - Парагвай (1998)

Была весна, чесались псы, дымился мусорный бак,
Пустые плацы зарастали травой.
А непопсовая строка не получалась никак,
Поскольку сам еще не знал, что живой.

И я, с досады нахреначившись дурного вина,
Валился навзничь на кровать - и - Адью!
А недописанная песня оставалась одна,
Как безымянный часовой на краю.

И, не жалея, не гадая, что же в жизни не так,
Не отклоняясь от пути своего,
Метафизический водила гнал по небу свой трак
И верил в то, что духи слышат его...

Знание своей судьбы олуху на кой ляд?
Руки мои слабы, зубы мои болят.
Горе летит орлом, счастье - подбитой утицей.
Чокнутый местный бог - вечный анфан террибль
Тычет планету в бок, шилом под материк,
Силится выяснить, как она, болезная, крутится...

Когда тропическое небо разжигает огни
Над горизонтом лишь рули, успевай...
Водила крепче жмет на газ, поет на гуарани
Про непопсовую страну Парагвай.

Его безумные глаза все веселей и страшней,
Его намеренья предельно ясны,
Его надежда лишь на дюжину веселых поршней
Да на хайвэи непопсовой страны.

И снится мне, что злые фразы, горячи и верны,
Выходят сами слитками из огня,
И я - шаман из этой самой непопсовой страны,
И я пою, и духи слышат меня.
Скоро вступит в права абстинентный синдром -
Скатится голова вниз чугунным ядром,
Сны улетят прочь, вслед прокричу - "До встречи" - им.
Чокнутый местный бог щурится "Аз воздам" -
Памперсы всем, кто плох, "Вискаса" всем котам,
Всем, кто живой еще - строку на непопсовом наречии.

capmir
26.04.2011, 10:40
НУ Вы, блин, даете!!!! Это же надо умудриться под кинокомедию такую политическую базу подвести.

Andres
26.04.2011, 10:48
ОЛЕГ МЕДВЕДЕВ
Про непопсовую страну - Парагвай (1998)

Была весна, чесались псы, дымился мусорный бак,
Пустые плацы зарастали травой.
А непопсовая строка не получалась никак,
Поскольку сам еще не знал, что живой.

И я, с досады нахреначившись дурного вина,
Валился навзничь на кровать - и - Адью!
А недописанная песня оставалась одна,
Как безымянный часовой на краю.

И, не жалея, не гадая, что же в жизни не так,
Не отклоняясь от пути своего,
Метафизический водила гнал по небу свой трак
И верил в то, что духи слышат его...

Знание своей судьбы олуху на кой ляд?
Руки мои слабы, зубы мои болят.
Горе летит орлом, счастье - подбитой утицей.
Чокнутый местный бог - вечный анфан террибль
Тычет планету в бок, шилом под материк,
Силится выяснить, как она, болезная, крутится...

Когда тропическое небо разжигает огни
Над горизонтом лишь рули, успевай...
Водила крепче жмет на газ, поет на гуарани
Про непопсовую страну Парагвай.

Его безумные глаза все веселей и страшней,
Его намеренья предельно ясны,
Его надежда лишь на дюжину веселых поршней
Да на хайвэи непопсовой страны.

И снится мне, что злые фразы, горячи и верны,
Выходят сами слитками из огня,
И я - шаман из этой самой непопсовой страны,
И я пою, и духи слышат меня.
Скоро вступит в права абстинентный синдром -
Скатится голова вниз чугунным ядром,
Сны улетят прочь, вслед прокричу - "До встречи" - им.
Чокнутый местный бог щурится "Аз воздам" -
Памперсы всем, кто плох, "Вискаса" всем котам,
Всем, кто живой еще - строку на непопсовом наречии.
Лабудень просто жуть.Лучше бы про попсовую РФ калякал.Какая-то физофрения.Неужели нельзя просто,но со вкусом и хорошей рифмой,да четырехстопным ямбом или,например,хореем зажечь читательские сердца.Ну,коли не можешь-не берись,не раздражай людей такой фантасмогорией.Заковыристый и интеллектуальный стих в кавычках-это чтиво для высоколобых умняков типа автора.Писать нужно по-обывательски доступно,но не коряво.Непонятно,что хотел миру-то сказать?Импрессионист хренов!

unamarmota
26.04.2011, 21:57
НУ Вы, блин, даете!!!! Это же надо умудриться под кинокомедию такую политическую базу подвести.

Я сказал свое мнение, которое не есть истина и не претендует на нее.
Подумалось, прочитав о непонятно откуда взявшемся парагвайском(?!) дирижере-виртуозе, над которым авторы подсмеиваются, - именно такое. Извините.
Умом Россию не понять и наверное не стоило мне в этом случае осуществлять свое право на собственное мнение. Просто другого ничего на ваш вопрос ("у кого в те далекие годы хватило ума якобы пригласить великого парагвайского дирижера?") не предложено...
Значит: другие вообще объяснить это явление не могут, или им - пофиг, или они гораздо мудрее меня и молчат?
А за Парагвай - обидно :D
Ничего, я здесь (в отместку) на парагвайском телевидении озвучивал одного якобы русского, который по сюжету пытался запугать местный парламент, забравшись на его трибуну при костюме и всех делах, но в "бараньей шапке"...
:yoyo:

Andres
26.04.2011, 23:34
Я сказал свое мнение, которое не есть истина и не претендует на нее.
Подумалось, прочитав о непонятно откуда взявшемся парагвайском(?!) дирижере-виртуозе, над которым авторы подсмеиваются, - именно такое. Извините.
Умом Россию не понять и наверное не стоило мне в этом случае осуществлять свое право на собственное мнение. Просто другого ничего на ваш вопрос ("у кого в те далекие годы хватило ума якобы пригласить великого парагвайского дирижера?") не предложено...
Значит: другие вообще объяснить это явление не могут, или им - пофиг, или они гораздо мудрее меня и молчат?
А за Парагвай - обидно :D
Ничего, я здесь (в отместку) на парагвайском телевидении озвучивал одного якобы русского, который по сюжету пытался запугать местный парламент, забравшись на его трибуну при костюме и всех делах, но в "бараньей шапке"...
:yoyo:Я поподробней можно?Что за гусь этот русский,да в "бараньей шапке"(термин не понял)?

EDYA
27.04.2011, 10:19
Я
Ничего, я здесь (в отместку) на парагвайском телевидении озвучивал одного якобы русского, который по сюжету пытался запугать местный парламент, забравшись на его трибуну при костюме и всех делах, но в "бараньей шапке"...
:yoyo:

вы уже и до местного телевидения добрались? Глядишь и баллотироваться начнете скоро. :fan_wave2:

capmir
27.04.2011, 12:46
Дополнительно я провел небольшое расследование. Результаты следующие:
1. Дирижера прибыл к зданию мюзик-холла в лаковом лимузине, его встретили цветами (то есть, все как положено);
2. Дирижер при выходе на сцену отказался от сопровождающего его лица и отправил его "гулять" (вот это он уже зря);
3. Дирижер разминаясь ходил по сцене уже без сопровождающего лица (напрасно);
4. Костя Потехин (будучи тоже на сцене) обомлел, увидев заокеанского маэстро и с перепугу завалился на рычаги, управляющие крышкой люка, таким образом открыв ее. (сдуру и по раздолбайству)
5.Маэстро стоял на крышке люка и соответственно провалился под сцену! (а куда деваться)
5. Костя хотел помочь маэстро, но занавес открылся - далее по фильму и не до маэстро уже было.
Господа, судите сами! Какой там ГУЛАГ, какое горение в танке в пустынной местности. Стечение обстоятельств. А когда маэстро вылез... уж и отряхивали его и лизали. Люди... фильм надо смотреть, а не политические базисы подводить!

про "Ничего, я здесь (в отместку) на парагвайском телевидении озвучивал одного якобы русского, который по сюжету пытался запугать местный парламент, забравшись на его трибуну при костюме и всех делах, но в "бараньей шапке"..."

Бизнес есть бизнес...
Вы бы там подсказали парагвайским телевизионщикам про шапку - ушанку, валенки, ремень с прягой (и чтобы со звездой), белую рубаху, а под нее обязательно тельняшку (это классика), если с валенками напряжно, то хоть сапоги хромовые (уверен, в Парагвае такие есть.. у конных полицейских). Что еще... во, можно топор за пояс и сидор какой- нибудь из мешковины за плечо. Перегар водочный конечно через экран не передашь, но можно поллитру в карман вложить и чтобы обязательно горлышко торчало с затычкой из жеваной газеты.
Все как-то ближе к истине!
Значит в Парагвае тоже "русские идут".... Ну надо же....!

unamarmota
27.04.2011, 17:19
Я поподробней можно?Что за гусь этот русский,да в "бараньей шапке"(термин не понял)?
"Бараньей шапкой" я назвал головной убор героя фильма - что-то среднее между молдавской cusma и казачьей папахой...
А фильм, судя по отрывку с которым удалось познакомиться, - совершенно идиотский в духе американских фильмов времен холодной войны или советских послевоенных о фашистах.
История проста. Режиссер или кто там у них старший, решил, что для натуральности, герой должен сказать пару фраз на русском. Искали по Асунсьону, кто бы смог озвучить и кому - "не в падлу". Знакомая сосватала, а я согласился - интересно стало еще и такой эпизод в жизни иметь. Имею.

unamarmota
27.04.2011, 17:58
Люди... фильм надо смотреть, а не политические базисы подводить!
Вот интересное дело получилось! Задает человек недоуменный вопрос на форуме: как так получилось, не могу понять, кому в голову взбрело?!
Высказываешь свое предположение о том, как могло все получиться, а тебе в ответ - нечего предполагать, а просто кино смотрите!
АААААААААААА! :sign0013:
Так это была оригинальная реклама кино, призыв внимательно посмотреть?
Есть такое дело. ЗАЧОТ! :pepper:


Бизнес есть бизнес...
Вы бы там подсказали парагвайским телевизионщикам про шапку - ушанку, валенки, ремень с прягой (и чтобы со звездой), белую рубаху, а под нее обязательно тельняшку (это классика), если с валенками напряжно, то хоть сапоги хромовые (уверен, в Парагвае такие есть.. у конных полицейских). Что еще... во, можно топор за пояс и сидор какой- нибудь из мешковины за плечо. Перегар водочный конечно через экран не передашь, но можно поллитру в карман вложить и чтобы обязательно горлышко торчало с затычкой из жеваной газеты.
Все как-то ближе к истине!
Значит в Парагвае тоже "русские идут".... Ну надо же....!
К счастью, меня пригласили не консультантом по российской действительности, а озвучить два коротких предложения.
Да и глубоко пофиг парагвайцам какими должны быть настоящие валенки, и как пахнут портянки :bananen_smilies037:
Им достаточно впечатлений, что россияне покупают у них за валюту себе для еды "обрезь мяса с головы коровы", коровьи щеки, субпродукты и пр. которые самый бедный парагвайос никогда ко рту не поднесет. Для них это понятнее говорит о загадочной русской душе. :scared2:
Кстати, - для подробистов, которые все помнят: сапоги у конных полицейских не хромовые, а яловые... :439:

unamarmota
24.05.2011, 17:48
Случайно набрел на книженцию ранее неизвестных мне писателей (они говорят, что написали уже более 30 книг!) отца и сына Ткаченко В.Г. и Ткаченко К.В. "Тайна парагвайского золота или парагвайский Маугли".
Забивать место на форуме ее текстом очевидно смысла не имеет, но для желающих приобщиться есть ссылка:
http://www.e-reading.org.ua/bookreader.php/56468/Tkachenko_-_Taiina_paragvaiiskogo_zolota_(Paragvaiiskiii_maug li).html

unamarmota
06.06.2011, 11:51
У меня лично от просмотра - легкий шок, но посмотреть советую:
http://www.youtube.com/watch?v=jLInkzsy9tI&feature=related

Уж не знаю для какой аудитории был вводный рассказ перед песней, но точно не для хоть что-то знающих о стране - так закрутить сюжет:
а) нас не хотели пускать через границу, потому что Советский Союз не любят;
б) все парагвайцы практически - русские;
в) русские в Парагвае русского языка уже не знают и вообще мало кто его знает, но вы (?) научите их...
Думаете это было во времена Советского Союза? Ошибаетесь.

P.S. Выяснилось, что это мероприятие проходило в присутствии нынешнего посла Парагвая в России в каком-то российском учебном заведении.
Подскажите подробности, кто знает, пожалуйста.

capmir
16.06.2011, 04:01
Про фильм "Акации"... очень интересное сообщение. Постараюсь найти в Москве на диске (что вряд ли) или выцарапать с инета.
Про вводный рассказ перед песней... Просмотрел информацию на ссылке "культурный отдел" сайта посольства Парагвая в Москве. Там про данное действо - глухо.
unamarmota, сплюньте Вы на это. Истинно говорю Вам, что все парагвайцы - практически парагвайцы, да Вы это знаете лучше меня.Это мы в России до конца не можем разобраться, кто у нас россиянин. Люди несведующие плетут нам всякую лабуду с экранов, со сцены, со страниц. Когда я чувствую не знание темы или откровенную ложь - выключаю, ухожу, не читаю.

unamarmota
16.06.2011, 08:02
Не получается мне уже сделать "переливание крови" и стать пофигистом.
Меня не оставляет равнодушным скармливание русскоязычной аудитории всего этого "бутера" (извините за жаргонное словечко) о российско-парагвайской дружбе, о русской славе в Парагвае, известной каждому и стыдоба, которую я увидел по отношению к могилам на кладбище, где "конь не валялся"...
Об этом и пишу, хотя и знаю, что трендеть - не мешки ворочать. Так я могу и мешки. Пока могу.

Муся
16.06.2011, 13:59
Пердон, честно пыталась послушать, но не смогла, затошнило сразу, выключила.

unamarmota
19.06.2011, 18:58
Сергей Середа 2:
Если бы я знал, какие испытания ожидают меня в Парагвае, я, конечно, выбрал бы себе паспорт любой другой латиноамериканской страны. Не очутись тогда вместе со мной Гидо и не помоги мне еще один добрый человек, вряд ли бы я вообще выбрался из этого кошмара. И покоились бы сейчас мои белые косточки на обширном кладбище, примыкающем к заднему двору парагвайской тюрьмы МакумбУ. Которую все прошедшие через нее бедолаги называют не иначе как "Инфьерно", что в переводе с испанского на русский означает "Ад".
Мы вылетели в Парагвай с Гидо и еще пятью бойцами из его команды на борту дряхлого американского самолета "Дуглас", который скрипел всю дорогу, как несмазанная телега и не вызывал у меня, прямо скажем, никакого доверия. Летели долго, с двумя промежуточными посадками, сначала в Перу, потом в Боливии. Парагвай встретил нас пыльной бурей, из-за которой наш экипаж совершил предельно жесткую посадку на небольшом аэродроме, затерянном в необъятных степных просторах этой забытой богом страны. На ночь мы расположились в деревянном бараке, кое-как сколоченном неподалеку от взлетно-посадочной полосы. Но выспаться после трудного перелета нам было не суждено. Посреди ночи барак окружил отряд парагвайской армии, захвативший врасплох всю нашу команду вместе с крепко спавшим часовым.
Не успел я продрать глаза, как задохнулся от удара прикладом в живот, который нанес мне ворвавшийся в комнату монгольской внешности парень в военной форме. Индеец громко кричал на неизвестном мне наречии, что-то настоятельно требуя. Потом уже я узнал, что в Парагвае чуть ли не все жители владеют индейским языком гуаранИ, который у них там настолько распространен, что даже носит статус официального наряду с испанским.
Всю нашу команду пинками и ударами прикладов затолкали в накрытый брезентом кузов армейского грузовика. По дороге в тюрьму Гидо успел мне шепнуть, что нужно любой ценой ни в чем не признаваться, тогда рано или поздно дон Диего нас выкупит. Но нас никто и не думал допрашивать. Распихали по нескольким камерам и как будто вообще забыли о нашем существовании. Мне повезло, мы с Гидо оказались в одной камере, где, кроме нас, было не меньше двадцати человек. Места на полу для нас не нашлось. Скученность в камере была такая, что заключенным приходилось спать по очереди. Наша очередь подошла уже к утру, когда спать было уже невозможно из-за хождения по камере выспавшихся соседей.
Гидо оказался в тюрьме далеко не в первый раз, хотя в парагвайской до этого ему сидеть не приходилось. Тем не менее негласные правила парагвайской тюремной жизни, похоже, мало чем отличались от тех, что царили в колумбийских тюрьмах, поэтому он сразу заставил себя уважать. Первым делом подсел к старосте камеры и долго говорил с ним вполголоса. Результатом разговора стало появление у нас двух спальных мест в дальнем углу камеры. Мы расположились на тонких тростниковых циновках, заменявших местному люду кровати или хотя бы матрасы, и впервые получили возможность обсудить сложившуюся ситуацию.
- Говорил я дону Диего, что слишком много порошка в этот раз везем. Во всем нужна мера.
- Думаешь, кто-то узнал, что прилетит большой груз?
- Конечно. Предполагаю, что кто-то из наших скурвился и сведения дошли до самого Родригеса, зятя местного диктатора Стресснера. Он у них тут всей наркотой заправляет и требует, чтобы ему его долю отстегивали. Не случайно нас армейский отряд брал, а не полиция. Явно его рук дело. Теперь он на всю партию порошка лапу наложил, а нам сидеть тут до японской пасхи, пока дон Диего не заплатит за наше освобождение.
- Точно заплатит?
- Можешь не сомневаться, но на это скорее всего времени много уйдет.
Народ в Макумбу сидел самый разношерстный. Тюрьма расположена неподалеку от того места, где сходятся границы Парагвая, Бразилии и Аргентины. Самый крупный город в тех местах называется СьюдАд-дель-Эсте, который считается крупнейшим во всей Южной Америке центром контрабанды. Помимо парагвайцев, бразильцев и аргентинцев, тюрьма была до отказа забита колумбийцами, ливанцами, арабами и даже китайцами. Кроме уголовников, были там и политические, и откровенные сумасшедшие, и просто психи, ошалевшие от сорокоградусной жары и тюремной баланды. Люди, годами сидевшие за решеткой без суда и следствия, сбивались в банды по национальному и профессиональному признаку. Колумбийцы сидели, в основном, за наркотики, аргентинцы и бразильцы - за контрабанду. Многие из арабов вообще не говорили по-испански и на гуарани, так же как и китайцы, которые в большинстве своем принадлежали к триадам и общались исключительном между собой.
Гидо с первого дня строго-настрого предупредил меня, чтобы я держался от китайцев как можно дальше. Вступить в конфликт с любым членом триады было равносильно самоубийству. Эти немногословные парни никогда ни с кем не здоровались и уж тем более никому не улыбались. Все как на подбор худые, жилистые, глаза как у голодной кобры. Слава богу, в нашей камере не было ни одного китайца, они умели договариваться с тюремным начальством и жили обособленно. Такая ситуация устраивала и их самих, и тюремщиков, поначалу едва успевавших выносить по утрам трупы из камер, в которых оказывались члены триад.
Если бы заключенных поутру не выпускали в большой тюремный двор, через несколько месяцев Макумбу наверняка превратилась бы в один большой сумасшедший дом. С утра до вечера зеки свободно слонялись по территории, собираясь в группы и придумывая себе нехитрые развлечения. Правда, в жаркое время года уже к обеду солнце палило так, что никому не хотелось оставаться во дворе и народ был вынужден разбредаться по надоевшим до смерти камерам. И вот тут-то было достаточно малейшей искры, чтобы вспыхнула ссора и началась поножовщина. Ножи и заточки имел каждый второй заключенный. Человеческая жизнь в Макумбу не стоила ни гроша. На моей памяти только из нашей камеры унесли пять бездыханных тел. И всякий раз ссоры между зеками начинались из-за ничтожных мелочей.
Полгода, проведенные за решеткой, научили меня звериной осторожности. Но все же однажды я не уберегся. В тот день Гидо увели на переговоры с впервые появившимся в тюрьме адвокатом, которого прислал дон Диего. Для нас наконец-то забрезжила надежда на освобождение и я расслабился. За что моментально поплатился. Бразильский уголовник и наркоман по кличке Шико давно косился на нас с Гидо, считая, что мы занимаем в камере неоправданно привилегированное положение. Воспользовавшись долгим отсутствием баска, он решил свести со мной счеты. Когда он предельно наглым тоном попросил у меня сигарету, я не почувствовал в его взгляде никакой опасности. Как назло, табака у меня не было, друзья Гидо передавали его с воли крайне нерегулярно. Выслушав мой ответ, Шико внезапно выхватил из кармана заточку и резко ткнул ей меня в грудь.
Меня спасло только возвращение Гидо. С порога он понял, что случилось, подбежал ко мне и спросил:
- Кто это был, Шико?
Теряя сознание от обильного кровотечения, я в последний момент успел кивнуть головой и отключился. Гидо потом рассказывал, как достал из заначки тайно переданные адвокатом деньги и сунул их срочно вызванному другими заключенными охраннику. Оценив размер взятки, тот дал команду отнести меня в тюремный лазарет.
Буквально накануне в тюрьме сменился врач. До этого в лазарете заправлял вечно пьяный индеец, который наверняка получил свой врачебный диплом в обмен на несколько тощих коров.
Нового врача я впервые увидел, когда пришел в себя. Соображал я плохо, поэтому на вопрос о том, как себя чувствую, сначала ответил, а уже потом почуял неладное. Дело в том, что вопрос врача прозвучал на русском языке. Хотя и с заметным акцентом, но все-таки на русском. Не удивительно, что и я машинально ответил ему на родном языке:
- Пока еще не понял, доктор.
- Если можете говорить, то это уже само по себе неплохо, милостивый государь.
Последние слова снова повергли меня в шок. Откуда в парагвайской тюрьме врач, который говорит по-русски, используя дореволюционные обороты? Что это, бред или провал? Лоб горит, температура высокая. Видно, в беспамятстве наболтал лишнего. Какой же я Домингес, если говорю по-русски?
- Позвольте представиться. Рокотов Иннокентий Михайлович, ваш соотечественник, хотя формально и уроженец Константинополя. С кем имею честь?
- Антон Петрович Знаменский. Эмигрант.
- Неужто и вы от коммунистов бежали?
- Совершенно верно, доктор, бежал, но не слишком успешно, как вы понимаете, если вам приходится меня лечить.
- И откуда сбежали, позвольте узнать, из самого Советского Союза?
- Нет, доктор, я на Кубе работал переводчиком. Попытался доплыть до Соединенных Штатов, а оказался в Парагвае.
- Ловко же вы завираете, батенька. Сия страна, как известно, морских границ не имеет.
- Долгая история, Иннокентий Михайлович. Позвольте мне ее вам в другой раз рассказать. Если жив буду.
- Жить будете, в этом можете не сомневаться. Крови из вашего молодого организма вытекло немало, но это дело поправимое. Покой, хорошее питание и все как рукой снимет. Поверьте мне, старику.

http://www.proza.ru/2011/04/18/842

unamarmota
19.06.2011, 19:01
Так судьба свела в парагвайских степях двоих русских. Иннокентий Михайлович был сыном царского офицера, прошедшего эмиграцию весьма затейливым маршрутом. Оставив Крым, он жил в Константинополе, Белграде, Париже, а затем по совету однополчанина пересек Атлантику и навсегда осел в Парагвае. Таких как Михаил Рокотов в этой стране оказалось много. Настолько много, что когда в 1932 году Парагвай ввязался в войну с Боливией, русские офицеры внесли весомый вклад в победу над армией соседней страны. С тех пор они были на особом счету у Альфредо Стресснера, который в ту пору воевал вместе с ними, а потом на многие десятилетия стал диктатором Парагвая.
Иннокентий Михалович практически всю жизнь провел в Парагвае, но был русским человеком до мозга костей. Ведя с ним долгие разговоры в тюремном лазарете, я с болью понимал, каких людей потеряла наша страна в результате революции и Гражданской войны. Получив медицинское образование, он вполне мог бы лечить богатых людей где-нибудь в Асунсьоне, но вместо этого всю жизнь провел в тюремных лазаретах, получая нищенское жалование. Деньги его не интересовали в принципе. В отличие от книг, которые он с одинаковой легкостью читал на русском, испанском и французском языках. Этот потомственный эрудит знал все, кроме того, как живут люди где-нибудь в Смоленске или Владивостоке. Часами он расспрашивал меня о жизни в Советском Союзе. Его интересовало абсолютно все, включая цены на спички и соль, возраст приема детей в пионерскую организацию или устройство колхозов. Коммунистов ненавидел лютой ненавистью и не уставал хвалить меня за отчаянное решение уплыть в Майами. Хохотал, как ребенок, когда я в лицах рассказал ему историю моего знакомства с колумбийским крестным отцом, ставшим косвенным виновником нашего знакомства.
Мое истинное происхождение доктор сохранил в полной тайне от своего персонала. Когда я стал вставать с кровати, он сразу же перевел меня к себе в кабинет, где мы могли говорить по-русски с глазу на глаз. Для всех остальных обитателей тюрьмы я по-прежнему был парагвайцем. Кстати, местный диалект испанского мне пришлось выучить, что называется, вопреки собственной воле. Как говорят испанцы, коли не хочешь супа, так ешь двойную порцию.
Бесконечный оптимизм старого врача заряжал меня надеждой.
- Вы, Антон Петрович, все преодолеете. Если уж вы, батенька, вырвались из совдепии, то рано или поздно вырветесь и из Макумбу.
- Вашими устами, Иннокентий Михайлович, да мед пить.
- Да выкупят вас бандюганы колумбийские, никуда не денутся. Они хоть и убийцы бессердечные, но воровские законы свою чтут больше жизни. Уж поверьте мне, я чуть не сорок лет по тюремным лазаретам скитаюсь. Да и местные порядки хорошо мне знакомы. Продажна страна сия вдоль и поперек. Коррупция тут у нас такая, что царской России в свое время такое и не снилось. Хотя батюшка мой, царствие ему небесное, в русско-японскую воевал в сапогах с картонными подметками, представьте себе. Гнилой был царский строй, совершенно гнилой. Иначе не сиживал бы я сейчас рядом с вами, дорогой мой, а был бы земским врачом и жил в батюшкином поместье под Орлом.
Добрый доктор в старомодном пенсне знал что говорит. Деньги в Парагвае решали все. Дон Диего, надо отдать ему должное, не бросил в беде своих людей, а вместе с ними и меня. Из лазарета в камеру я уже не вернулся. Когда адвокаты сделали свое дело и нужные суммы уплыли на банковские счета нужных людей, Гидо со своими бойцами оказался на свободе. Восьмого марта восемьдесят второго года пришел и мой черед вздохнуть воздуха свободы. Войдя в мою палату, Иннокентий Михайлович сказал бодрым голосом:
- Хватит вам, лежебока, пластом-то лежать. Пора, Антон Петрович, на волю вольную. Вот паспортишко ваш парагвайский вам принес. Вы у нас не только Домингес, но еще и Вольф, оказывается. Поистине чудны дела твои, Господи. Ну одевайтесь, одевайтесь, тут вам приличную одежду дружки ваши передали. Не забыли они вас. Что я вам говорил?
Охваченный неожиданной радостью, я вскочил с больничной койки и судорожно натянул на себя джинсы и рубашку. В сопровождении охранника с бандитской рожей старый доктор проводил меня до выхода из тюрьмы. Бормоча по-испански слова благодарности, я не удержался и крепко обнял своего спасителя. В ответ он еле слышно шепнул мне по-русски:
- Не забывайте старика, Антошенька. Вернетесь в наши палестины, не забудьте навестить. Познакомлю вас с супругой. Марья Семеновна будет очень рада. Ну, ступайте с Богом, у вас вся жизнь впереди.
Возле запыленного джипа меня дожидался Гидо с румянцем во всю щеку и с гаванской сигарой в зубах. Распахнув заднюю дверь машины, он жестом пригласил меня в салон:
- Ваша карета подана, сеньор Домингес. Куда прикажете вас отвезти?
- Километров за тысячу отсюда, если есть такая возможность.
- Возможностей у нас почти столько же, сколько и желаний. Буэнос-Айрес для начала устроит?
- Куда угодно, Гидо, только подальше от "Инфьерно".
Мой недавний сокамерник громко захохотал, сел на переднее сиденье и после недолгого молчанья задал мне неожиданный вопрос:
- Ну понял теперь, как парагвайцы говорят?
- Понять-то понял, но гуарани за такой короткий срок мне все равно было не выучить.
- Может быть, еще с полгодика в Парагвае поживешь?
- Побойся бога, старик, моя невеста в Майами уже, наверное, за другого замуж вышла.
- Дура будет, если выйдет. Такие, как ты, на дороге не валяются. Красивый, богатый и с хорошими связями. И с сегодняшнего дня свободный, как ветер. В Аргентине-то небось никогда не был?
- Конечно, не был.
- Шикарный город Буэнос-Айрес, Антонио. Тебе понравится.
http://www.proza.ru/2011/04/18/842

Для подробистов уточню: городская тюрьма Асунсьона называется - ТукумбУ, хотя, здесь и не про Асунсьон вроде как. На то это и художественный вымысел...
А фоты - настоящие, из Тукумбу.

unamarmota
19.06.2011, 19:43
Сергей Середа 2:
Первым делом по прибытии в Парагвай я позвонил Иннокентию Михайловичу Рокотову. Мой спаситель, как всегда, был на дежурстве в больничном корпусе тюрьмы Макумбу. Еще в ту пору, когда мне пришлось несколько недель проваляться в одной из палат этой тюремной больнички, я часто задавал себе вопрос: когда же Иннокентий Михайлович бывает дома? Выходило, что крайне редко, хотя я знал, что потомок первых русских переселенцев был счастливо женат на Марии Семеновне Миловидовой, о которой он мне не раз рассказывал.
На этот раз мне посчастливилось познакомиться с женой старого доктора, душевно приветствовавшей меня в небольшом уютном домике. Как и ее муж, в свое время вылечивший меня после удара ножом в грудь, она была уверена, что я "бежал из совдепии" и относилась ко мне как к ближайшему родственнику, оставшемуся без средств к существованию. Мои заверения о том, что у меня все идет хорошо, на добрую старушку не действовали категорически. Как и все русские мамы и бабушки, она страстно хотела накормить гостя до отвала, что, помимо всего прочего, говорило о том, что в былые времена сама она не раз ложилась спать голодной.
В прошлый раз, когда я покидал Макумбу вместе со своим другом Гидо, мы промчались по улицам ближайшего от тюрьмы городка Энкарнасьон, даже не подумав задержаться в нем хотя бы на минуту. Стремление удалиться как можно дальше от "Инфьерно", как называли обитатели Макумбу свой тюремный ад, было слишком сильным. Теперь, направляясь в гости к Рокотовым, я медленно проехал по запыленным улицам забытого богом поселения, поражаясь странному соседству совсем бедных домишек с помпезными дворцами, выстроенными почему-то в затейливом стиле, напоминающем плантаторский.
За семейным ужином Иннокентий Михалыч, добродушно посмеиваясь, прояснил мне эту архитектурную несуразицу:
- Да ведь все от простоты душевной местного населения, любезный вы мой. Если кто-то из аборигенов внезапно разбогатеет, так он не долго думая скупает у ближайших соседей их дома, сносит их вместе со своей хижиной и на освободившемся участке строит себе новое жилище, которое соответствует его новому статусу. Нуворишу нужно, чтобы свалившееся на него богатство было особенно заметно на фоне убогих жилищ подобных тому, в котором он сам прожил всю жизнь. Ну переедет он в богатый квартал где-нибудь в Асунсьоне, а ведь тамошние соседи с ним даже разговаривать не станут. Что же в этом, позвольте, интересного? Нет, лучше в родном городке покрасоваться, в том самом, в котором ты с детства каждую лужу знаешь.
Да что за примером далеко ходить? Взять хоть соседнего мальчишку. У нас на глазах вырос, вместе с нашим Мишенькой за одной партой сидел, Мария Семеновна его с первого класса обучала, а вот поди ж ты, разбогател на контрабанде и в один чудесный день явился с предложением продать ему наши хоромы. Жена его, видите ли, большая любительница американского телесериала "Династия" и захотелось ей построить такой же дворец, как у одного из его главных героев. Ну просто "Сказка о рыбаке и рыбке". Помните, там старуха мужу говорит: "Не хочу быть столбовою дворянкой, а хочу быть вольною царицей"? Так и наша соседка, возомнила себя вольною царицей, однако дом-то они так и не построили. Убили мужа ее на границе с Бразилией и живет теперь вдова с четырьмя ребятишками в прежней хибарке, еле концы с концами сводит. Парагвайцы, они как дети, право слово.
Разговор за семейным столом постепенно перешел на воспоминания. Иннокентий Михайлович и Мария Семеновна познакомились совсем детьми, волей судеб оказавшись в одном "белогвардейском колхозе". Партию первой скрипки в рассказе о далеких временах вел хозяин дома:
- Удивляетесь, Антон Петрович, что мы в детстве в колхозе жили? Пришлось, батенька, великая экономическая депрессия тому виной. Когда после Первой мировой войны кризис до Европы добрался, отцов наших повсюду с работы повыгоняли. Мы в ту пору в Париже жили, Машенькина семья - в Брюсселе, но иностранцев повсеместно самым безжалостным образом увольняли, а уж тем более нашего брата, белоэмигранта с нансеновскими паспортами. Вот и сколотили ушлые люди из наших безработных родителей некую переселенческую артель, которую колхозом в шутку и нарекли. Заманили "колхозников" в Парагвай, наобещали им молочные реки с кисельными берегами. И за великие тысячи километров поехали русские беженцы через океан. В "колхозе" нашем сплошь белая кость была, ни одного агронома, не говоря уж о простых крестьянах.
Аккуратная седая старушка с васильковыми глазами перебила мужа:
- Зато каким интересным нам все казалось, Кешенька. Вспомни, как мы с тобой с борта парохода, который шел по Паране, в первый раз крокодилов жакаре на берегу увидели. Вышли по реке из Буэнос-Айреса, который и в тридцатые годы был ничем не хуже Парижа, а через день оказались среди самых что ни на есть дремучих джунглей. Кругом, куда ни кинь взгляд - сплошные опасности. И красота, глаз не отвести. Ночь спустилась, а в небе целые стаи светлячков, да таких громадных, что мы поначалу даже не поняли, что это за чудо такое в одночасье все огоньками осветило.
- Да, мы, подростки, будто в книги Фенимора Купера и Томаса Майна Рида попали. Кругом сплошные джунгли с пумами да ягуарами, обезьянами да муравьедами. Взрослым же пришлось хлебнуть лиха. Привезли нас поначалу в Асунсьон, он в ту пору ничем не лучше самого захудалого российского уездного городишки был. Только с поправкой на тропический климат. Не поверите, Антоша, после сильных дождей улицы асунсьонские в бурные потоки превращались, известны случаи, когда люди прямо на проезжей части в водоворотах тонули.
И еще мне запомнились прокаженные, они в те годы спокойно по улицам Асунсьона разгуливали, местный люд их совершенно не опасался. Это уже потом всех в лепрозории отправили, а тогда они ходили по всему городу, выпрашивали еду и старую одежду.
Потом наш "колхоз" на железной дороге в Консепсьон отправился. Выбрали наши отцы за пятьдесят верст от этого городка участок земли, примыкавший к джунглям, и принялись его осваивать. Натерпелись горя, ничего не скажешь. Хотя кому-то из наших соотечественников повезло еще меньше. Можете себе представить: один из батюшкиных однополчан в Бразилии на кофейной плантации в самое настоящее рабство попал, еле вырвался оттуда живым. Вся спина у него была в рубцах от кнута.
Парагвайская одиссея русских переселенцев не могла меня не заинтересовать:
- И что же выращивали в вашем "колхозе", Иннокентий Михайлович?
- Чудны дела твои, Господи. Царские офицеры, многие из них с орденами и медалями, сажали в парагвайских дебрях хлопок, маниоку и земляные орехи. И поначалу жили даже не в домах, а под навесами из пальмовых ветвей. Помню, в первую ночь на новом месте пошел ливень и все наши семейства вымокли до нитки. Обсохли мы полностью только к обеду следующего дня. Да еще посреди ночи крысы, бегавшие по потолочным балкам, передрались между собой и целым клубком упали на самую крикливую из наших "колхозниц". Помнишь, Машенька, как Ганна Христофоровна визжала?
- Помню, Кешенька, как я сама визжала, когда матушка отправила меня за яйцами в курятник, а я там на огромного удава наткнулась. Никогда не забуду, как перепугалась в тот день. Чудом только в обморок не свалилась. И ведь не только удавы из леса приползали, но и много других змей в округе было, в том числе самых ядовитых.
- Однако больше всего нам доставалось от насекомых. В тамошних местах неисчислимое множество мелких паразитов, которых парагвайцы называют "пика". Самки этих паразитов вгрызаются человеку под кожу и откладывают личинки. Причем делают это совершенно незаметно. Неприятные ощущения начинаются, когда под кожей образуется шарик величиной с дробинку и, если его вовремя не извлечь, то он увеличивается в размерах, становясь величиной с горошину. Вот тогда уже становится больно не на шутку и нужно немедленно производить чрезвычайно болезненную хирургическую операцию, иначе все закончится трагедией. Машенькина матушка так наловчилась из ног "колхозников" личинок этих "пик" извлекать, что ее наши в шутку называли "Пиковой дамой".
Слушая рассказы двух "старосветских помещиков", я не уставал поражаться тому, как много испытаний выпало на долю русских эмигрантов, оказавшихся в одном из самых негостеприимных уголков планеты. Больше всего меня удивляли рассказы о прекрасной половине "колхоза". Барышням, среди которых было немало дворянок, приходилось существовать в совершенно враждебном окружении без всяких горничных и служанок. В их домах прятались по углам пауки-птицееды размером с блюдце, стаи тараканов-кукарач пожирали привезенную из Европы одежду, а для борьбы с ними приходилось держать огромных жаб весом до килограмма, которые со временем превращались в самых любимых домашних животных и даже получали ласковые клички. Выпускницам институтов благородных девиц нужно было каждое утро чуть свет выходить на прополку плантаций, хотя столбики термометров иной раз зашкаливали за пятьдесят градусов жары, доить полудиких парагвайских коров породы зебу, упорно не дававших больше двух литров молока в день, готовить блюда из маниоки и земляного ореха, и спать в гамаках, подвешенных под навесами между двумя столбами, опасаясь, что под марлевую сетку, защищающую от бесчисленных москитов, в любой момент заползет ядовитый паук, скорпион или гигантская сколопендра.
Конечно, с первого дня своего существования парагвайский "колхоз", состоявший из русских эмигрантов, был обречен. Просуществовал он всего год, после чего артель с треском разорилась. Выращенный с огромным трудом хлопок можно было продать только за бесценок, маниоку вообще никто не хотел покупать, а урожай земляного ореха сожрали огромные полчища саранчи. Постепенно почти все бывшие "колхозники" перебрались в Асунсьон, где каждый устраивался как мог. Оставшиеся в "колхозе" несколько человек со временем окончательно обнищали и пообносились, а кое-кто из них и просто одичал. Но таких были единицы, большая часть снова стала городскими жителями: инженерами, чиновниками, преподавателями. Многие мужчины вступили в парагвайскую армию и показали чудеса храбрости в войне с Боливией. В их числе, кстати, были и отцы Иннокентия Михайловича и Марии Семеновны, благодаря чему их дети со временем смогли получить высшее образование.
................................
http://www.proza.ru/2011/04/12/874

unamarmota
19.06.2011, 19:45
Когда хозяйка дома пожелала мне спокойной ночи и отправилась в спальню, мы со старым доктором вышли на задний двор выкурить по последней сигарете перед сном.
- Спасибо, Антошенька, что не забыли меня, старика. Не ожидал я вас в наших палестинах увидеть. К слову сказать, насчет меня с Марьей Семеновной не подумайте беспокоиться, о вашем визите к нам никто не узнает. Я уж не стал при ней о делах ваших интересоваться. Вы, надеюсь, с бандюганами колумбийскими связь после тюрьмы не поддерживаете?
- Нет, Иннокентий Михайлович, мне не с руки, я ведь теперь мелкий предприниматель. Женился, остепенился, можно сказать, что веду сугубо буржуазную жизнь.
- Рад, что вам не пришлось на хлеб перевозкой кокаина зарабатывать. Рано или поздно профессия сия приводит людей в пенитенциарные заведения. Да что я вам рассказываю, вы сами тюремной баланды вдоволь нахлебались, да еще и чудом живы остались. Рана-то не беспокоит?
- Если и вспоминаю о ней, то только когда шрам вижу.
- Ну и слава Богу. А позвольте полюбопытствовать, куда теперь путь держите?
- В Аргентину еду, Иннокентий Михайлович, предлагают мне там совместный бизнес наладить.
- Бизнес, конечно, штука важная, да вот только с вашим паспортом я бы поостерегся, Антоша. Конечно, за русского вас с парагвайским-то выговором там вряд ли кто примет, но береженого, как известно, Бог бережет. А дела в Аргентине скорбные творятся. Самая настоящая гражданская война у них идет, только тайная и победили в ней не красные, как у нас в России, а белые. У нас ведь там сын живет, вы знаете. В прошлом году ездили мы к нему в гости, он мне с глазу на глаз таких ужасов порассказал, что волосы дыбом вставали.
- Что, так все плохо?
- Да уж на что в наших краях с законом нелады, а у них так и просто беда. Военные в Аргентине уже который год правят и совершенно человеческий облик утратили. Многие тысячи людей без вести пропали, хотя исчезновения эти - не более чем секрет Полишинеля. В тех местах пропасть без вести равносильно самой лютой смерти. По малейшему подозрению людей арестовывают и подвергают самым изощренным пыткам. Электрическим током мучают и мужчин и женщин без разбора, а самое страшное, практически никто из тайных тюрем на свободу не выходит.
- Откуда же известно вам все это, Иннокентий Михайлович?
- Сын-то наш, Мишенька, - врач по профессии, по моим стопам пошел. И среди его коллег, с которыми он курс оканчивал, несколько человек в военные врачи подались. Вот они и рассказывали ему что да как. Ничего хорошего, поверьте мне, старику. Многие аргентинцы за последние годы из страны бежали, не дожидаясь, пока их насильно в самолеты запихнут.
- Что это еще за самолеты?
Хотя разговор шел на крыльце заднего двора, отгороженного от соседей высоким забором, старый тюремный врач невольно оглянулся по сторонам и понизил голос:
- Когда из арестованного всю информацию под пытками вытянут, отправляют его на военный аэродром, а там вместе с такими же как он бедолагами заталкивают в военные транспортные самолеты, которые берут курс в открытый океан. Понимаете?
- Пока нет.
- Трудно поверить, что человек в погонах способен на такие подлости. Сбрасывают их в море прямо с самолетов.
- Живыми?
- В том-то и дело, что живыми. Не знаю, как аргентинские военные думают такие преступления в тайне сохранить. Невозможно это. Тем более, что в этом году там президентские выборы пройдут. А гражданское правительство рано или поздно палачей на чистую воду выведет. Правда, как всегда, отвечать придется простым исполнителям, а тех, кто приказы отдает, вряд ли тюрьма ожидает. Несправедлив мир наш грешный, ох несправедлив...
- Иннокентий Михайлович, я в Аргентине почти никого не знаю, а народ там, насколько я понял из короткого пребывания, умеет иностранцам на ходу подметки резать. Не могли бы вы мне телефон вашего сына дать? На всякий случай, вдруг совет понадобится.
- Конечно, Антоша, конечно. Советую вам первым делом с ним познакомиться, он вас в курс дела введет, посоветует с кем можно дело иметь, а с кем не стоит. Прямо сейчас письмо рекомендательное ему напишу. Передадите вместе с поклоном от родителей. А о вашем российском происхождении лучше даже Мишеньке не говорите. Мало ли что, жена у него опять же аргентинка и, между нами говоря, пустая бабенка. Окрутила его еще в ту пору, когда он студентом был, и с тех пор водит его за нос. Говорил я ему: приезжай в Парагвай, найдем тебе невесту из внучек наших "колхозников", да куда там. Вскружил ему голову Буэнос-Айрес, в нашу глухую провинцию ни ногой. Но мальчик-то он хороший, добрый. И сыновья у него замечательные растут, не в мамочку-вертихвостку пошли. Вот только что-то он в последних письмах ничего о них не пишет, странным мне это кажется. Не дай бог, мальчишки левыми идеями заразились, там с этим просто.
http://www.proza.ru/2011/04/12/874

unamarmota
19.06.2011, 21:12
Цитаты о Парагвае:
- Парагвай является малоизвестной имеющий выход к морю страной, которая оказалась несколько изолирована от своих соседей...
- Парагвайцы, которые безошибочно вежливы и заинтересованы в туристах, многие с радостью приглашают чужих людей на обед...
- Это дерзкая страна для приключений, в отличие от любой другой на континенте.
- Большинство посещений Парагвая безотказно. Угроза терроризма является низкой. Но путешественники должны быть осведомлены о глобальных рисках неизбирательных террористических атак, которые могут быть против гражданских целей, включая места, часто посещаемы иностранцами.
Туристы должны знать о насильственных преступлениях, количество которых возрастает, должны быть начеку и проявлять осторожность во все времена, особенно в городах по ночам.
- Паспорта действительны в течение шести месяцев после предполагаемого срока пребывания.
- Выбоины и рытвины представляют опасность, особенно в Асунсьоне.
- Происходят регулярные проверки полицией.
А язык, язык-то каков, как излагают! А мысль как передается - мыслище. Это же НЕ иностранцы - живые носители великого и могучего такое лепечут.
Ух, слава Рунету!

Муся
19.06.2011, 21:31
Цитаты о Парагвае:
- Парагвай является малоизвестной имеющий выход к морю страной, которая оказалась несколько изолирована от своих соседей...
Что за день сегодня? То золотые авто в ЛА, то выход к морю Парагвая.:0DD990EE3AE443BC84E

Andres
20.06.2011, 10:19
Написано неплохо,скажем прямо-отлично.Но почему рассказ,а,к примеру,не роман?И кто этот Сергей Середа?Вероятно,такой же доморощенный писатель как я поэт...Есть правда ляпы.Типа,тюрьма в СДЭ(не знаю уж есть там эта Мукумбу или нет),а потом вдруг речь об Энкарнасьоне.В целом,сюжет вполне реальный.О дедушке-враче и его супруге все более-менее ясно:потомки белоэмигрантов.Непонятно только кто главный герой,бежавший от советского режима.Явный мафиозо-наркотрафиканте.Дедуля понравился.А хорошо излагали мысли при царском режиме,не правда ли,команданте?Колитесь,как откопали этого Середу?Прочел с удовольствием.

unamarmota
20.06.2011, 10:34
Колитесь,как откопали этого Середу?

Так ссылку же дал, амиго, на Прозу.ру: там у него много рассказов. Об авторе тоже есть в инете -только поискать...

capmir
25.06.2011, 09:55
А чего...., за дело посадили. Нефиг в приличную страну подпольно на стареньком "Дугласе" прилетать. Часовые еще у них спали... Поделом!

unamarmota
25.07.2011, 14:57
Удалось сегодня познакомиться с еще одним примером "зазывального" в Парагвай сайта. Спрашиваете почему думаю, что это творчество соотечественников? Да так, внутренний голос подсказывает... Можно, конечно, иметь в кармане паспорт США (а может и нет паспорта), но гены-то пальцем не размажешь! :bananen_smilies105:
Итак, наметилась тенденция: сейчас стало выгодно продавать Парагвай в интернете! Количество таких разного качества агиток-зазавалок увеличилось и, надо думать, отары русскоязычных потерпевших, скоро будут оглашать своими жалобными воплями интернет уже из Парагвая.
Специально оглашаю ссылку на этот сайт: (по мудрому совету и по внутреннему согласию, во избежание введения чад неразумных во искушение :10: и пропаганды дел лукавых - удалена. Аминь!)
Подходите лохи - дела ваши плохи: кручу, верчу (заманить) хочу!
Я уже написал в Парагвайской надежде одному якобыпростолюбопытному, что обоснованно считаю предоставляемые сайтом сведения недостоверными :character00125:. Это, однако, не значит, что я сам собираюсь кого-то вербовать в Парагвай и поэтому "валю конкурента". Если к таким потянутся - значит еще какое-то время наплыва не будет. А это, как по мне - неплохо.

Муся
25.07.2011, 16:04
Точно уверен что ссылку надо оставлять? Конечно в твоем разделе решение твое, но я бы схематично рассказала, а путепровод убрала. Пущай раскручиваются сами.

unamarmota
25.07.2011, 18:29
Точно уверен что ссылку надо оставлять? Конечно в твоем разделе решение твое, но я бы схематично рассказала, а путепровод убрала. Пущай раскручиваются сами.

Согласен - выполнено!

unamarmota
23.08.2011, 13:42
Любителям Парагвайщины:
В Асунсьоне в сентябре ожидается премьерный показ парагвайского кинофильма "18 сигарет и окружающая среда" (18 Cigarrillos y Medio), который уже был показан на международном кинофестивале в Буэнос Айресе - Bafici и заслужил положительные отзывы.
Это рассказ о жизни современного молодого человека Изекеиля. Фильм полностью снимался в Асунсьоне.
Смотрите трейлер:
http://www.youtube.com/watch?v=AQObnLwRfr4&feature=player_embedded#!